Газета "Кредо" №2(270)'18
  

Святой Антоний Великий

 

Святой Антоний Великий

(Татьяна Касаткина)

 

Эта статуя находится в городе Париже, на Рю Дю Фобур, в такой нише, не очень заметной для спешащих мимо людей. Это статуя Антония Великого, основателя восточного монашества. Мы видим, что она – это странная статуя, потому что св. Антоний изображен с неким животным. Я думаю, что не все с первого взгляда могут опознать, что это за животное. Кто? Да, конечно, это свинья. Но почему не совсем просто ее узнать? Потому что она делает нечто, что свинья делать не способна. Свинья – это животное, и мы об этом знаем еще из древних античных басен, которое не умеет поднимать голову к небу. Есть знаменитая старая басня, где говорится о том, что свинья подрывает корни дуба, с которого ест желуди, потому что она не может заметить, что они растут на дереве. Когда ей говорят: «Что ты делаешь? Ты же уничтожаешь то, что дает тебе пищу!» Она отвечает: «Что ты говоришь глупости! Это дуб, а мне нужны только желуди». То есть она не может поднять голову даже для того, чтобы разглядеть, откуда к ней попадет то, чем она питается. Вот почему эта статуя странная. Мы видим, что свинья рядом со святым Антонием, подняла голову к небесам и ест желуди прямо с веток дуба, которые облекают св. Антония. Свинья – это древнейший символ плоти, символ, принятый почти во всех культурах. Святой Антоний уходит в пустыню для того, чтобы воспитать свое тело, для того, чтобы воспитать плоть к небесным созерцаниям.

 

Я хочу обратить ваше внимание на одно обстоятельство. Мы говорим о святом Великом Антонии, как об основателе восточного монашества, как об основателе нового способа человеческого жития, которое в самых разных уже образах существует до сих пор. Что же делает этот человек во втором веке нашей эры? Он просто один уходит в пустыню. Он не собирает вокруг себя никаких обществ. Он ничего не проповедует. Он просто уходит для того, чтобы воспитать себя самого, для того, чтобы воспитать свое тело. И из этого возникает мощнейшее монашеское движение, которое длится уже восемнадцать веков. Он обращается к своему телу как к другому, и недаром оно представлено здесь в виде свиньи. Он понимает, что он – мастер, и он же свой собственный материал. Он не ищет другого материала для своих действий и от этого меняется мир.