Психиатрия хвалит христианские добродетели и практики благочестия

 


Психиатрия хвалит христианские добродетели и практики благочестия в достижении счастья   



Доктор Aaron Кхериати преподает психиатрию и руководит программой биоэтики на медицинском факультете Калифорнийского университета в Ирвине (США). В нижеприведенном интервью, данном им «National Catholic Register», и опубликованном в «Portaluz», он комментирует некоторые достижения в исследованиях о человеческом благосостоянии, которых удалось добиться при помощи психологии и медицины.

 
Доктор Aaron Кхериати



– Сегодня говорят, что все имеют право на «счастье», но исследования показывают, что уровень тревоги и депрессии резко возрос. Связано ли это с определенными политическими и экономическими условиями или же существуют другие факторы, которые на это влияют?

 

– Политические и экономические условия, такие как кризис 2008 года, безусловно, играют определенную роль в повышающемся уровне тревоги и депрессии. Однако, как отмечают исследователи Энн Кейс и Ангус Дитон, если мы рассмотрим увеличение так называемых «смертей от безысходности», вызванных самоубийствами, передозировкой наркотиками или проблемами с алкоголем, то увидим, что влияние оказывают другие важные социальные и культурные факторы.

 

Мы живем в обществе, где люди чувствуют себя всё более изолированными. Распад браков и ослабление семейных связей затрагивает по большей части уязвимых людей из-за их низкого социально-экономического статуса. Число американцев, испытывающих одиночество, – по их собственным заявлениям, – удвоилось с 20% до 40%. Мы нуждаемся в обществе, которое жило бы солидарностью, и помогало строить социальные отношения, способствующие человеческому развитию.

 




– Как биология влияет на проблемы психического здоровья, такие как депрессия и беспокойство?

 

– Биологические факторы, такие как гены, играют важную роль в этих расстройствах. Некоторые люди рождаются с определенной уязвимостью из-за биологических факторов, или же они возникают на раннем этапе развития… Как психиатр, я регулярно назначаю антидепрессанты, которые могут быть очень полезными для некоторых людей. Однако биологические факторы не являются единственным компонентом психических расстройств. (...) Сегодня мы видим рост числа депрессий и самоубийств, особенно, среди молодежи. С точки зрения поведения, депрессия является сигналом, говорящим о необходимости покинуть среду, которая воспринимается как вредная или опасная. Поэтому, помимо изучения биологии и химии мозга, мы также должны спросить себя: какие социальные и культурные факторы заставляют всё больше людей впадать в депрессивные состояния или даже решать, что нет смысла жить?

 

– Разве ожесточенность споров по социальным вопросам не является признаком разногласий о том, как разные люди понимают счастье?

 

– Некоторые рассматривают счастье как достижение максимального удовольствия, оптимального удовлетворения своих желаний – психологи называют это «гедоническим счастьем», связанным с «гедонизмом». Иными словами, если у меня есть прихоть или импульс, получить что-то, когда я добиваюсь того, чего хочу, то почувствую себя хорошо. В этом случае счастье наступает тогда, когда я получаю мгновенное удовольствие, а максимизация счастья состоит в накоплении большего числа моментов насыщения или удовлетворения.

 

Более богатое и полное понятие человеческого счастья включает в себя развитие наших талантов, взращивание значимых для нас отношений и поиск совершенства в работе. Это также и домашние мероприятия, вносящие вклад в семейную и другую общественную деятельность, приносящую общее благо. Такое видение счастья подразумевает культивирование и придание формы нашим желаниям таким образом, что мы хотим того, что является действительно хорошим для нас, и способствует человеческому развитию. (...)

 

Такая, более богатая концепция счастья также подразумевает, что в жизни у всех нас будут трудности, и что определенная степень страдания всё же неизбежна: потеря, болезнь, инвалидность или зависимость – возможны. Развитие достоинств и определенных черт характера помогает нам перенести эти трудности. Тогда страдания или трудности не будут препятствовать счастью. (...)

 

Мы часто думаем, что рождаемся свободными. Подразумевая под «свободой» отсутствие каких-либо ограничений, чтобы всегда получать то, чего хотим, – мы заблуждаемся, и, если довести это ошибочное мнение до крайности, оно приведет к некоторым формам рабства, таким как зависимости. Это ложное понятие свободы вредит нашей реальной способности выбирать и искать то, что лучше для нас. (...)

 

– Является ли идея о том, что наш характер влияет на способность быть счастливыми, ключевым аргументом в так называемой «позитивной психологии»?

 

– Так и есть. Некоторые более старые школы психологии имеют детерминистское видение нашей способности к счастью: они утверждают, что мы – жертвы наших обстоятельств, полностью обусловлены внутренними или внешними факторами, которые сами не выбираем; наш прошлый опыт определяет наше будущее, а наши гены определяют нашу судьбу. Напротив, «позитивная психология», основанная Мартином Селигманом, считает, что именно наш нынешний выбор формирует наш опыт и способность быть счастливыми. Однажды Селигман работал в саду, его дочь тоже была там. Он рассердился на нее, потому что она играла и навела беспорядок, пока он полол сорняки. Она сказала ему: «Когда мне было от 3 до 5 лет, я много ныла. Но я решила, что когда мне исполнится пять, я перестану ныть. И я больше не ныла ни разу с того дня, как мне исполнилось пять лет». Затем, взглянув на него, она с вызовом сказала: «Папочка, если я смогла перестать быть плаксой, ты сможешь перестать быть таким ворчуном».

 

После этого события Селигман понял, что если он и знал что-либо о развитии добра и других добродетелей, то это точно не исходило из изучения психологии. Эксперты в его области потратили много времени на изучение того, что может действовать не так в нашей психической жизни: психологические расстройства, психические заболевания или неврозы… но они пренебрегли тщательным изучением черт характера, которые способствуют психическому здоровью и развитию человека. Он основал движение позитивной психологии, чтобы исправить это.

 

– Селигман обнаружил, что практика добродетелей способствует нашему счастью. Так ли это?

 

– Это правильно. Когда Селигман и Кристофер Питерсон писали «Character Strengthsand Virtues», их психологические, межкультурные и исторические исследования привели к тому, что они разделили свою книгу на семь основных добродетелей, которые необходимы для психического здоровья и человеческого развития. Этот список оказался обобщением главных классических добродетелей. Он включал в себя справедливость, мужество (силу), благоразумие (практическую мудрость) и умеренность. Они также выделили важные черты, которые христиане могут соотнести с богословскими добродетелями, и которые позитивные психологи назвали трансцендентностью и человечностью. Они включают в себя такие добродетели, как благодарность, надежда, духовность и любовь.

 








– Как благодарность делает нас счастливыми?

 

– Роберт Эммонс, профессор психологии Калифорнийского университета в Дэйвисе, исследовал и задокументировал многие психологические и физические выгоды от практики благодарности. Он обнаружил, что практика развития благодарности Богу и другим людям, и даже простое упражнение по написанию трех вещей каждый день, за которые вы благодарны, может оказать глубокое положительное влияние на наше психическое здоровье, например, уменьшить депрессию и тревогу.

 

– А прощение?

 

– Когда люди нас действительно обидели, прощение может потребовать героических усилий; на самом деле, оно может даже потребовать Божьей благодати, Его сверхъестественной помощи. Ричард Фитцгиббонс, соавтор книги «Терапия прощения», обнаружил, что практика прощения и отречения от гнева – даже перед лицом несправедливости или дурного обращения – улучшает наше психическое здоровье и способствует устойчивому уровню счастья.

 

– Каковы основные элементы сбалансированной духовной жизни?

 

– Католическая традиция богата духовными практиками, которые мы можем привнести в нашу жизнь. Здесь не нужно изобретать колесо.

 

Следует выполнять следующие практики:

 

1. Ежедневно: молитва, духовное чтение и Месса (всегда, когда это возможно).

2. Еженедельно: соблюдать отдых в День Господень.

3. Ежемесячно: духовное руководство, исповедь, группа поддержки.

4. Ежегодно: уединение (желательно в тишине).

 

Хорошо выбрать некоторые из этих правил благочестия, которые помогут вам развивать свою духовную жизнь. Практикуйте их обстоятельно и добросовестно, сделайте их обязательной частью вашего дня. Защищайте время, которое выделили для этого, дайте ему приоритет. (...)

 

Нам нужно нечто большее, чем экономическое благополучие; нечто большее, чем удовлетворение материальных или физических потребностей, для того, чтобы найти подлинное счастье и полноту жизни.

 

Существует значительный и постоянно растущий круг исследований в области медицины и общественных наук, который рекомендует духовные и религиозные практики, как меры, способствующие человеческому здоровью и развитию. Некоторые люди будут сопротивляться подобным советам, но доказательства их пользы достаточно надежны.

 

 

По материалам: Religión en Libertad