Газета "Кредо" №2(270)'18
  

Kазахский мыслитель Шакарим и его теория совести

Духовное согласие, межкультурный диалог, инкультурация

 

  

Kазахский мыслитель Шакарим

и его теория совести

 

Шакарим Кудайбердиев (каз. Шәкәрім Құдайбердіұлы; 11 июля 1858, Кен-Булак, Семипалатинская область – 2 октября 1931, урочище Чингистау) – великий казахский поэт, писатель, переводчик, композитор, историк и философ. Племянник Абая.

 

 

 

Трагичной оказалась судьба этого прекрасного поэта, мыслителя, миротворца. В глубине Чингизских гор осенью 1931 года он был расстрелян без суда и следствия работником местного ГПУ как враг народа. Тело его было брошено в сухой колодец, с категорическим запретом хоронить. Многие его рукописи исчезли. Тридцать лет лежали в забвении останки великого мудреца, и только в 1962 году они были перенесены и захоронены рядом с могилой Абая.

Шакарим занимался политикой, был избран в волостные правители. Всерьез занялся творчеством только с 1898 года, после сорока лет. По определенной системе стал изучать западную и восточную литературу, познакомился с наследием таких поэтов и мыслителей Востока как Хафиз, Физули, Навои, а также с произведениями Дж. Байрона, А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого. Его перевод Хафиза на казахский язык остается непревзойденным по мастерству и технике, также как и блестящий перевод повести Пушкина «Дубровский». Шакарим самостоятельно овладел арабским, персидским, турецким и русским языками.

 

Его эрудиция, мудрость, творчество и деятельность могут быть хорошим примером межкультурного и межрелигиозного диалога и духовного согласия, между Востоком и Западом, между исламом и христианством. Несмотря на то, что Шакарим был исламским мыслителем.

Движимый жаждой познания, казахский мудрец, хорошо знавший восточную философию, а также труды Платона, Канта, Шопенгауэра, Спенсера, лично переписывавшийся с Л. Толстым, искал самую важную правду – и нашел.

 

Шакарим пришел к выводу, что «основой для хорошей жизни должны стать честный труд, совестливый разум, искреннее сердце».

 

 

 

Учение о совести

 

Шакарим был убежден, что главнейшая наука для человека – это наука совести. Эту науку можно преподать, обучив людей с детства. Это основная тема его книги «Три истины», представляющей собой уникальный философский труд, в котором автор разработал оригинальную концепцию человеческого бытия.

 

Голоса у совести разные. Если человек живет правильно, совесть звучит как голос мудрого учителя, наставника. Но прежде всего это голос Бога. Прекрасно говорит об этом KKЦ: «В глубине своей совести человек открывает закон, который он не сам себе дал, но которому он должен повиноваться и голос которого, всегда призывающий его любить и делать добро, а зла избегать, отзывается, когда нужно. (...) Человек имеет в сердце своем Богом написанный закон. (...) Совесть – самое тайное и святое святых человека, где он пребывает наедине с Богом, Чей голос звучит в глубине его души» (1776 (GS 16.)).

 

Может именно поэтому совесть рассматривалась Шакаримом не только как нравственно-этическая, а как важнейшая философская и богословская категория, которая относится именно к Богу.

 

Вот почему так настойчиво повторяли Абай и Шакарим о науке, сердце и совести. Без этих трех ключей нам не открыть дверь в будущее, в вечное счастье с Богом-Творцом. А это самое главное в жизни.

 

Совесть и ее связь

с душой человека

и Богом-Творцом

 

В центре философско-этических размышлений Шакарима Кудайбердиева стоит признание идеи Творца и бессмертия души.

 

Уверование в совесть, как в высший нравственный закон, и в существование души – взаимосвязаны. И если у человека нет веры в существование души, и он считает, что совесть пригодна лишь для видимости, то в нём животолюбие доминирует над духовным началом, так как «сердце человека, не поверившего в то, что совесть и душа это необходимая опора, не смогут очистить ни одна наука, никакое искусство, ни один путь и никакой закон».

Наш философ приходит к выводу, что совесть есть высшее желание и потребность души, так как «душа является такой сущностью, которая никогда не исчезает, не поддается порче, а с каждым разом всё совершенствуется, идет к возвышению. Это потому что она делает для себя обязательными такие причины, которые ускорили бы ее возвышение».

Причиной же, ведущей к возвышению души, по мнению Шакарима, является нравственная чистота человека, его помыслов и дел. Обеспечить ее может именно совесть – как высшее нравственное чувство, преграда к аморальным поступкам и начало стремления к добродетели. Совесть также является мерой нравственности человека, а отсутствие совести делает его не способным установить разницу между добром и злом, добродетелью и пороком.

 

 

 

Совесть как место

познания добра и зла

 

Здесь замечаем сходство с католическим учением. Как читаем в ККЦ: «Пребывающая в сердце человека совесть в нужный момент велит ему совершать добро и избегать зла. (...) Слушая голос совести, мудрый человек может услышать голос говорящего с ним Бога» (1777).

 

В толковом словаре Даля совесть рассматривается как «нравственное сознание, нравственное чутье или чувство человека; внутреннее сознание добра и зла, тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка».

 

Философ И. Кант считал совесть «единым нравственным законом», живущим во всех разумных существах. Шекспир писал: «Совесть – дочь любви». Для В. Гюго высший суд на земле – это суд совести.

 

Достоевский в романе «Преступление и наказание» пишет о душевных муках Раскольникова, который нарушил универсальный нравственный закон, существующий в душе человека. Он приходит к переосмыслению внутренних ценностей: «Разве я старушонку убил? Я себя убил». Да, действительно, герой убил себя, потому что попытался пойти против своей совести.

 

Шакарим определяет совесть как «единство человеческой скромности, справедливости и доброты». Совесть позволяет сохранить человеку человечность и личное нравственное достоинство.

 

 

 

Религиозная вера

как фундамент совести

 

Человек же, уверовавший в существование души и совесть как ее первейшую потребность и желание, не становится бесчеловечным и бездуховным ни при каких жизненных условиях и испытаниях. Поэтому Шакарим определяет веру человека в бессмертие души и связанную с ней потребность в нравственном чувстве совести как самую крепкую опору для его духовного возвышения.

 

В работе «Казахская философия XV – начала XIX вв.» О. А. Сегизбаева, где дается разностороннее и развернутое исследование философии Шакарима, указывается, что «философ считает, что отсутствие веры в существование Творца и бессмертие души оказывает на людей пагубное влияние и делает их аморальными, злыми, а не добрыми».

 

Поэтому, согласно нашему философу, совесть, являясь постоянным желанием и потребностью души к совершенствованию и возвышению, наделяет душу способностью и возможностью к собственному восхождению в развитии. По этому поводу Шакарим пишет, что «если человек уверует в посмертную жизнь души и в то, что совесть – это ее первейшая потребность, тогда ничто не может сделать его сердце черным и черствым».

По мнению современного казахстанского философа О. А. Сегизбаева, философия Кудайбердиева представляет собой теологический гуманизм, так как она «всецело направлена на то, чтобы дать теологическое обоснование необходимости очеловечивания человека».

 

 

 

Универсальный

характер

и «человечность»

совести

 

Шакарим считал совесть неким универсальным духовным смыслом. Категория духовности в философии казахского мыслителя обретает характер всеобщности и универсальности в силу ее общечеловеческой значимости. Духовность определяется им как универсальная мера человечности и культуры в индивиде.

 

Анализ произведения Шакарима Кудайбердиева «Три истины» позволит обосновать утверждение, что истину о существовании Творца, бессмертной души и совести, как ее потребности, возможно определить как некие универсальные общезначимые смыслы.

 

Так О. А. Сегизбаев характеризует категорию совести в учении Шакариама как «общефилософскую категорию, дающую возможность разрешить многие сложные вопросы жизни, науки и философии и способную вывести человека на путь духовного бытия».

В учении Шакарима понятие совести обретает смысл стержня всего человеческого в человеке. Шакарим определяет ее следующим образом: «Человеческую скромность, справедливость, доброту в их единстве я называю мусульманским словом уждан, русским – совесть». Эта трактовка автора, несомненно, является этической, тем более что к слову «совесть» он подбирает понятие «человечности».

 

Давайте же сердцем услышим мудрость Шакарима:

 

«Хоть и не видели меня,

Хоть и не знали меня,

Люди будущего услышат

меня,

Правдивые мои слова.

Пусть совесть прояснит

твой разум, мой народ,

И светлое пускай над

тёмным верх возьмёт,

Как сердце доброе, пусть

справедливый труд

В союзе с разумом всех к

миру приведёт».

 

о. Александр Посацкий