Мы на Facebook    

8 освобождающих шагов христианства в истории женщин: пространство, чтобы быть главной героиней

 

 

Джулия Галеотти (Giulia Galeotti), журналист и историк, и Лючетта Скараффия (Lucetta Scaraffia), преподаватель истории и эксперт в биоэтике, объединили свои усилия в недавно вышедшей книге «Церковь женщин» (Изд-во: «Ciudad Nueva»).

 

В 140 страниц этой книги входит: краткий обзор исторической роли женщин в католических организациях и структурах; изображение женских персонажей в библейской культуре (женское в Боге, создавшем человека как мужчину и женщину; Бог как Мудрость; библейские персонажи, такие как Агарь, Мария и Мария Магдалина) и подробное интервью со Скараффией, обратившейся в католицизм интеллектуалкой из масонской семьи левых радикалов с опытом жизни в коммуне хиппи.

 

 

На страницах этой книги Галеотти продемонстрировала широту исторического взгляда, представив на сравнительно небольшом количестве страниц освобождающее влияние христианства в истории женщин в восьми областях.

 

 

1. Мужчины и женщины имеют одинаковое духовное достоинство

 

Начиная с Самого Иисуса Христа, говорившего и евшего с женщинами, хвалившего их веру и проповедовавшего им, христианство устанавливает модель, которую св. апостол Павел объясняет в знаменитом тексте Послания к Галатам: «Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе».

 

Мужчин и женщин одинаково крестят, они одинаково исповедуются и в одной форме получают и другие Таинства. Существует радикальное равенство между ними в вечном и духовном, а, следовательно, и в личном достоинстве, о чём не говорили многие другие религии, ни древности, ни современности.

 

 

2. Христианский брак уравнивает значение мужчин и женщин

 

В языческих культурах сексуальная распущенность мужа (с рабынями, проститутками или любовницами) была совершенно приемлема, тогда как жены – нет. Христианство создает нечто другое: брак без распущенности для всех, требуя от обоих супругов верности единственному партнеру. «В течение долгого времени только Каноническое Право, интерпретировало мужское и женское прелюбодеяние одинаково. [...] Подобное толкование было невообразимо для светских властей. Стоит напомнить, что в Италии светский закон, устанавливающий различные наказания за прелюбодеяние, не был отменен Конституционным судом вплоть до 1968 года».

 

 

3. Нерасторжимый брак защищает женщину

 

«Поддерживая нерасторжимость брака, христианство (истинное Христианство, т.е. Католицизм – прим. пер.), является единственной среди великих монотеистических религий, провозглашающей моногамию, что означает защиту более слабой брачующейся стороны, от развода вследствие ее бесплодия или прелюбодеяния супруга». Какое будущее могло ждать разведенную, отвергнутую женщину в языческих культурах ценивших девственниц? Однако церковные суды всегда защищали супружеские узы и препятствовали разводу. Например, в XVI веке англиканство откололось от Церкви в результате требования развода королем-тираном, Генрихом VIII, желавшим избавиться от нерасторжимого брака, защищавшего права королевы.

 

 

4. Христианство прививает образ любящего отца, имеющего обязанности

 

У язычников отцы (мужчины) имели право убивать своих сыновей или дочерей. Мать не могла защитить их. Христианство препятствовало этому праву и боролось с ним: в Средние Века ни одна христианская страна не признавала права убивать детей, и, хотя в некоторых местах продолжали практиковать это, Церковь всегда стремилась это искоренить.

 

«Каноническое право также установило еще один принцип, согласно которому каждый ребенок: законный, незаконный, плод прелюбодеяния или кровосмешения, имел право получать помощь от отца, вследствие чего появилась обязанность обеспечивать детей независимо от их происхождения».

 

Джулия Галеотти изучила эти темы в своей книге «In cerca del padre» (итал. «В поисках отца»), указав на канонические нормы, заставлявшие священнослужителей обеспечивать своих незаконнорождённых детей, а также на нормы, защищавшие права наследования девочек.

 

 

5. Монашество: образованные женщины, путь, отличный от материнства

 

Женщины-христианки могли выбрать жизнь, отличную от цикла беременностей и рождений: монашескую и посвященную. Бедные женщины в таких общинах могли научиться читать и писать, что было невозможно в нехристианских культурах. Как писала в 1910 году американская ученая Эмили Джеймс Путнам (Emily James Putnam): «ни одно учреждение никогда не давало женщинам возможности получить то признание, которым они пользовались в монастырях».

 

 

6. Настоятельницы: женщины с духовной и мирской властью

 

С XI века «настоятельницы монастырей обладали возможностями, сравнимыми с возможностями епископа: они пользовались огромной духовной и мирской властью, как в монастыре, так и на прилегающей территории; они выносили решения по церковным делам; давали священникам право проповедовать и исповедовать; поручали другим церковные обязанности; и во многих случаях руководили двойными монастырями, с женской и мужской секциями». К концу XII века они потеряли часть этих возможностей, но успели принять участие в формировании Запада.

 

 

7. Сильные, требовательные женщины

 

Джулия Галеотти приводит примеры католичек, открывших новое пространство для женщин на Западе.

 

Святая Клара Ассизская получила от Папы Григория XI «привилегию бедности», чтобы клариссы, как и францисканцы, получили экстраординарное исключение из Канонического Права: они «не могут быть принуждены кем-либо приобретать имущество», достигая тем самым радикального совершенствования в бедности.

 

Святая Екатерина Сиенская, болезненная и хрупкая, в XIV веке взяла слово, написав послание против раскола в Церкви, и попросила Папу, находящегося в Авиньоне, вернуться в Рим.

 

Святая Тереза Авильская, в XVI веке, обновила христианскую духовность и монашескую организацию вместе с другими реформаторами.

 

В Италии, в XIX веке, св. Терезе Евстохии Верцери удалось не только добиться экономической автономии для своих конгрегаций, но и генеральной настоятельницы, отдельной от мужской части ордена.

 

 

8. Предпринимательницы, управляющие деньгами и компаниями

 

В XIX веке происходит «бум» учредительниц и предпринимательниц-католичек, открывающих многочисленные детские дома, больницы, школы и имеющих иные начинания в Европе, Америке и в миссиях. Их «основательницы, среди прочего, были первыми женщинами, которые успешно в одиночку управляли значительными суммами денег, активно сталкиваясь с новым общественным равновесием; путешествовали, соглашаясь отправиться в доселе неизвестные области», как это обстояло в случае многих миссионерок.

 

В этом столетии есть еще одна новизна: если в предыдущие века было необходимо, чтобы богатые семьи или короли крупными пожертвованиями финансировали создание новых монастырей, в XIX веке женщины создавали монашеские конгрегации, почти или вообще не имея начального капитала, учились добывать средства и эффективнее распоряжаться ими. Многие основательницы таких конгрегаций были родом из буржуазных семей и промышленно развитых районов и уже умели быть хорошими администраторами, прежде чем становились монахинями. В дальнейшем они обучали своих сестер, чтобы те руководили школами, больницами и приютами.

 

 

Разрыв с Церковью наступил с сексуальной революцией

 

По мнению Джулии Галеотти, женщины и Церковь были союзниками на протяжении многих веков в деле приведения мира к цивилизованности, пока в 50-х годах XX века сельская местность на Западе не обезлюдела, а в 60-е годы с их индивидуалистскими ценностями, подрывавшими семью и общину, не пришла сексуальная революция, контрацепция, а разводы стали обычным делом.

 

Джулия полагает, что в XXI веке могут образоваться новые союзы между определенного рода феминизмом и Католической Церковью, в таких сферах «как аборты, искусственное оплодотворение и гендерная идеология», в которых происходит существенное сближение католической и светской позиций».

 

Так, часть феминисток согласна с Католицизмом в противостоянии основам гендерной идеологии, что заключается в их желании «отказаться от такой точки зрения, которая стремится освободить женщин, освободив их от женственности, лишив их своих естественных характеристик, которые делают их не ниже мужчин, но отличающимися от них». В подобном ключе сопротивления гендерной идеологии состоит светская философия Сильвиан Агачински (Sylivane Agacinski).

 

«Церковь женщин» – достаточно содержательная книга, детально охватывающая различные темы, но ловко умещающая их на 140 страницах, поэтому стоит обратиться к ней для распространения альтернативного феминизму дискурса.

 

 

 

Поматериалам Religión en Libertad




При полной или частичной перепечатке, ссылка на "Кредо" обязательна. Спасибо!



НЕДЕЛЯ МОЛИТВ О ЕДИНСТВЕ ХРИСТИАН
18-25 января 2018 

Десница Твоя, Господи, прославилась силою

(Исх. 15, 6)

Намерения Папы
ЯНВАРЬ 2018

Для евангелизации: За религиозные меньшинства в Азии.

Чтобы христиане в азиатских странах, как и другие религиозные меньшинства, могли в полной свободе жить своей верой.

 

Актуально
Евангелие дня
Просьба молитвы
Прошу помолиться за:
Пишите нам...
Наш опрос